Обращение к вечным ценностям в трудные периоды всегда оказывает положительный результат

 

Нео-фолк из России - это вдвойне должно привлечь внимание ценителей этого жанра, это должно было привлечь и наше внимание. Когда мы столкнулись с эклектичным творчеством "СИСТЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ" - мы очень быстро почувствовали и обнаружили что-то особенное. Узнав, что человек, стоящий за этим проектом - Владимир Доронин, так же известный как ВлаД или Letzte Soldat Nord - еще преподаватель философии, мы взялись за ручку, чтобы задать несколько острых вопросов. И, конечно, мы получили столь же острые ответы, о нео-фолке в России, о сибирском панке, эзотерики, духовности, бунтарстве и отношениях между Востоком и Западом.

Система БЕзопасности была создана в 1993 году. С 1993 по 2000 год, как рок-группа, Вы пользовались значительным успехом, гастролировали по России и даже имели дело с известной российской рок-группой ДДТ. Можете ли Вы рассказать нам больше о формировании группы в ранние годы?


Да, действительно рок-группа была организована мною в 1991 году, по началу имела другое название, а с 1993 стала называться "Система Безопасности". Это было противоречивое, но интересное время. Происходили большие перемены в стране, в обществе и в жизни людей. Кризис в одних сферах компенсировался подъемом и развитием в других, в том числе и в искусстве.

Для нас 90-е годы ХХ века стали временем поиска себя и своего творческого пути. Мы сделали несколько демо-записей, а в 1994 году записали наши первые 4 официальных альбома. Проходили андеграундные концерты и фестивали, собиравшие большое количество людей. К середине 90-х годов группа "Система Безопасности" стала известна в узких кругах, и нас стали причислять к одним из лидеров направления Сибирский панк.
Нужно сказать, что в рамках общего панк-движения в России, Сибирский панк занимает особое положение как в силу географических особенностей (в основном это три города - Тюмень, Омск, Новосибирск), а ещё потому, что акцент в нём всегда делался не на имидж и даже не на музыку, а на интеллектуально-поэтическую сторону. Сибирский панк отличался своей бескомпромиссностью, нон-конформизмом и жесткостью, мало был ориентирован на западные аналоги, часто имел фольклорную основу, положенную на гаражное, непричесанное, сырое звучание.
Мы все делали своими руками, по принципу "сделай сам": паяли шнуры, собирали инструменты и оборудование, делали барабаны и перкуссии, в ручную рисовали афиши, записывали, тиражировали и распространяли записи. Во многом этот принцип и полученный опыт мы используем и по сей день.
Постепенно наши альбомы на компакт-кассетах стали расходиться по стране, а в 1996 году одну из наших записей услышал Юрий Шевчук и пригласил выступить на разогреве у группы ДДТ. Таким образом, мы из подполья впервые оказались на большой сцене стадиона. С группой ДДТ у нас сложились тёплые отношения, пользуясь их рекомендациями и советами мы собрали свою домашнею студию. К 2000-м годам нам удалось выбраться с концертами за пределы Сибири, на Урал, а потом в Москву и Санкт-Петербург.


Вы взяли поворот в сторону нео-фолка в начале нового тысячелетия. Почему вы решили обратиться к нео-фолку? Повлияло ли это положение на "Систему Безопасности" с точки зрения успеха? 

Я давно являюсь большим меломаном, стараюсь не пропускать новинки и интересуюсь огромным количеством разнообразной музыки: от классической до авангардной и экспериментальной, от фолка, рэггей и джаза 20-30 годов, до брутальных направлений - панка, металла, нойза, индастриала, всевозможной электронники и тд. Поэтому мне всегда было тесно в рамках одного музыкального жанра.
Смена стиля стала полной неожиданностью для лейбла, который нас издавал на тот момент, для зрителей и даже для музыкантов с которыми играл. Апокалиптический фолк или дарк-фолк, в России тогда ещё был слабо известен, разве что в кругу знатоков. По началу я тоже не знал о существовании такого направления. Стиль который играли, мы называли экспериментальный психоделический панк-рок, близкий по духу к группе SWANS. Барабанщик известной российской группы "Гражданская Оборона", принимавший тогда участие в записи наших альбомов, однажды сказал, что мы стали играть какую-то ритуальную музыку, и что есть такая группа, как "Current 93", чем-то похожая на нас.

Конечно же я заинтересовался, нашел, послушал и понял, что действительно это очень близко к нам. Мы никогда не на кого не ориентировались, играли как нравится нам. Одно время мы даже наивно полагали, что так играем только мы, хотя и сейчас понимаю, что так играют немногие. Но мы надеялись, что где-то ещё есть такие же "инопланетяне". Интересно, что сейчас "Current 93", на мой взгляд, играют психоделический рок с грязным гаражным звучанием, чем-то напоминающий то, что мы играли в конце 90-х, а мне сейчас наоборот хочется добиться наиболее чистого и прозрачного звучания.
Так же на смену стиля повлияло образование и самообразование. Первое у меня оно - музыкальное, по классической гитаре и фольклорному вокалу. Я ездил студентом в фольклорные экспедиции по Сибири и Уралу, был в глухих деревнях, собирал русские народные песни, эпос и тд. По второму образованию я культуролог, а по третьему философ. Это все, плюс увлечение эзотерикой постепенно привели к смене мировоззрения, расширился круг интересов, начала меняться тематика песен и музыкальные приоритеты.

Таким образом наш переход к дарк фолку произошел не специально, как у многих других, когда исполнители выбирают стиль, который по душе. У нас это получилось естественным экспериментальным путём, путём прогресса и творческого развития. Смена музыкального стиля на успех группы особо не повлияла, не в положительную, ни в отрицательную сторону. Было ощущение, что я все начал с начала, с чистого листа, но только уже имея за спиной определенный опыт. В этом плане мне близка норвежская группа "Ulver", которая начинала как black группа, а потом стала экспериментировать и пришла к ambient и glitch.


На самом деле, все компакт-диски, которые я слушаю у "Системы Безопасности" очень разные. Удивительно, как много разных вещей, которые Вы делаете. Что движет Вас делать такие разнообразные вещи?

Движет мною в первую очередь желание ещё многое сказать миру, движет поиск, творческий азарт, своеобразная спортивная злость, движет желание сопротивляться несправедливости материального мира. Как поётся в одной из моих песен на альбоме "Марсианская пыль": "Очень хочется выиграть, но если суждено проиграть, сделать это хотя бы достойно". Если использовать терминологию индуизма, мною движут рага и двеша, другими словами любовь и ненависть. Любовь к тому, что считаю близким и ненависть к тому, что моя душа не принимает. Два вечных детерминирующих основания, выраженных в философском законе единства и борьбы противоположностей.
Меня впечатляют многообразие и бесконечность творческой мысли; волшебство, магия и сила искусства; праздник победы духа, который делают интересные талантливые, отважные люди; люди творцы-демиурги, романтики и герои, которые продолжают бороться, не смотря не на что. Впечатляют такие же как я одиночки, внешне иногда незаметные, но которые верят в своё дело, верят в свою правоту.

Недавний альбом 'Противоядие' содержит композиции разных авторов. Мы знакомы с нео-фолк группами как "Current 93", "Death In June" и "Coil", но российские исполнители, чьи композиции Вы исполнили на пластинке, у нас здесь неизвестны. Кажется, они в основном сибирские. Вы были частью Сибирской сцены и имели хорошие отношения с некоторыми из них. Вы можете рассказать нам об этом подробнее?

Да, долгое время мы являлись частью сибирской андеграундной сцены. Правда в конце 90-х годов "Система Безопасности" вступила в так называемую Московскую рок-лабораторию, но это было в большей степени формальностью. Несмотря на то, что на данный момент в музыкальном плане мы далеко отошли от Сибирского панка, нельзя отрицать, что он на нас оказал большое влияние, как впрочем и мы привнесли в него немалый вклад, поэтому я с большим уважением отношусь к большинству старых сибирских групп. Мало того, может со мной кто-то и не согласится, считаю, что лучшие Российские рок-группы были из Сибири.

Альбом "Противоядие" это своеобразная дань уважения таланту авторов и памяти тех, кого уже нет из них. Некоторые из этих исполнителей очень известны в России, а кто-то так и остался непризнанным. Я попытался представить своё видение чужих композиций, но исполнить их чувственно и проникновенно словно они написаны мною. Русские авторы, чьи песни я исполнил, это те люди с кем я был знаком, выступал на одной сцене или с которыми так или иначе пересекались наши пути. Из зарубежных были выбраны наиболее близкие мне исполнители, которые когда-то тесно сотрудничали между собой и внесли огромный вклад как по отдельности так и вместе. Что-то подобное было и у нас.
Таким образом, мне хотелось показать своеобразную символическую связь, провести аналогию, между музыкальными традициями. Продемонстрировать, что творческие пути могут быть разные, но смысл и цель при этом могут быть общие. Как написано в комментариях к альбому: "Эти песни, лично для меня, стали в каком-то роде противоядием, прививкой и исцелением от мерзостей жизни, установили запредельную планку творческой высоты, а главное оставили ярчайший неизгладимый след в моей жизни".

ВлаД, Вы преподавали философию в Государственном университете Тюмени. Как это влияет на Вашу работу с "Системой Безопасности"?

Моей основной деятельность является творчество, но занятие наукой с ним непосредственно связано. Да, я преподаю в университете и преподавал в институте культуры. Благодаря науке мне удалось обрести немалую часть знаний, систематизировать их, повысить свою эрудицию. Это помогло в творчестве, научило работать концептуально, целостно и с определенной методологией.
Второе образование культуролога помогло стать специалистом в области культуры и непосредственно постмодернизма, а защита диссертации по философии дала возможность получить философскую базу этим знаниям. Кстати в моей диссертации "Рок-культура как современное воплощение традиции героев" затрагиваются вопросы постмодерна и традиции, а основная глава посвящена непосредственно дарк фолку. Поэтому во мне слились во едино, казалось бы не совместимые области - научное академическое знание и знание эзотерическое. И хотя мировоззрение у меня в большей степени мистико-мифологическое, благодаря науке удается критически оценивать и объективно смотреть на многие вещи.

Вы критикуете потерю идеализма и духовности в современном обществе. Можете ли Вы рассказать нам больше о вашем анализе?

Эти темы в моих песнях появились не сразу и тем более не случайно. Формирование такой мировоззренческой позиции происходило постепенно, вначале на уровне общих ощущений и эмпирических наблюдений. Позже, когда наука научила меня анализировать, изучая работы мыслителей Ж.Ф. Лиотара, А.Д. Тойнби, Г. Маркузе, М. Хайдеггера, О. Шпенглера, Ф. Фукоямы и др. я стал сравнивать, проводить параллели, отмечать общие закономерности. Таким образом отдельные элементы стали складываться в определенную систему взглядов.
Дискуссии о крахе, деградации современной цивилизации, о потере духовных идеалов в обществе ведутся давно не только в научных кругах. Это не локальная, а повсеместная тенденция. И в этом контексте более важным мне видится вопрос, что с этим делать. Как исправить положение, можно ли выровнять ситуацию, возможен ли вообще духовный прогресс человечества.

Ваш призыв к мечтам, традиции, любви и искусству можно рассматривать как призыв к дальнейшей эсхатологии. Разве так возможно смотреть на реальный мир со всеми его проблемами?


Возможно ли так смотреть на мир? Ну я же смотрю :-) Традиции, любовь, искусство, братство, дружба и т.д. - это вечные ценности, и мечты, грёзы о них естественны. В нашу десокрализованную эпоху эта тема как никогда актуальна. Поэтому обращение к ним это больше чем призыв, это альтернатива, детерминирующее основание, один из вариантов, возможность выбора, между тем, что правильно и тем, что легче. Возможно это выход, путь к дальнейшему развитию для современного человека.
Считаю, что такой путь ведет не к разрушению, а наоборот к созиданию. Во все времена обращение к вечным ценностям, сказывалось только положительно во всех областях, помогало в трудные периоды. Конечно, я осознаю, что это идеалистический подход, постоянно приходится сопротивляться. В реальном мире это нелегко, но это мой выбор, я не привык двигаться по течению, но так же знаю и то, что я одинок на этом пути.

Ваша музыка полна эзотерических ссылок: оккультная теория Алистера Кроули, еврейская Каббала или северная мифология Рагнарёк. Почему Вы решили петь о них? Можете ли Вы провести разделяющую линию между этими всеми различными предметными областями и течениями?


Мои композиции полны эзотерических ссылок, впрочем как литературных и других, в первую очередь потому, что мне интересна и близка эзотерика. Она отражает во многом моё мировоззрение, мою картину мира, мне близок и понятен её язык. Как говорил ранее, у меня мистический склад ума. Эзотерика очень сильно укрепила меня в моих убеждениях, дала богатую почву для творчества, это практически неиссякаемая тема. С чем-то я согласен, с чем-то нет, во многом ещё предстоит подробнее разобраться.
Между направлениями в эзотерики, есть общее, но конечно есть и различия. Мешать их все вместе это был бы верх необразованности. Но так или иначе, не смотря на частные различия, все направления составляют единый пласт герметических знания, знания не для всех. Это альтернатива другим видам знания. Этот гнозис - вековая мудрость собранная по крупицам и дошедшая до наших дней и считаться с ней стоит. А самое главное это большая сконцентрированная сила. Для меня эта сила противостояния против агрессии и ограничений материального мира. Другими словами это способ сопротивляться его негативным проявлениям. Способ сохранить независимость и связь с примордиальными традициями в культуре. Когда-то именно увлечение эзотерикой помогло мне выйти из творческого кризиса.

"Система Безопасности" это свободолюбивое творчество и если это музыка, то это музыка бунта, бунта против несправедливости, тирании, против чуждых ценностей, против всех порабощающих систем навязанных людям. Поэтому я принимаю только одну систему - систему безопасности против агрессии и ограничений материального мира. Но постепенно этот бунт стал приводить меня в тупик и в отчаяние. Я понял, что таким образом не могу изменить мир. Противостоять в одиночку практически невозможно, что однажды моих сил попросту не хватит и я разобьюсь об эту стену, если буду продолжать делать это в такой форме и так же прямолинейно. Как сказал Джо Страммер, лидер группы "The Clach": "Когда-то я думал, что музыкой могу изменить мир, теперь понимаю, что это не так, но всё равно продолжаю ею заниматься".

У меня произошло, что-то подобное. Вот тут я и открыл для себя эзотерику, мне пришла мысль, что нужно поменять стратегию и скорректировать тактику, сделать все тоньше, безопаснее для себя, но возможно более эффективно. Остался тот же бунт, но если раньше я боролся с негативными проявлениями мира в лоб, теперь я же я борюсь с ними сознательно вычеркивая их, игнорируя чуждую систему десакрализованных ценностей, которая сложилась на данный момент в реальном мире. Таким образом, я выбираю позицию трикстера, стараясь не замечать все чуждое мне или иронизировать над ним, играть по своим правилам переводя всё на язык символов, знаков, намеков, "спящих" смыслов и аллегорий.

Другими словами я пытаюсь играть на своем поле, действовать из своего пространства, являющегося местом Силы, окутанного готическим мраком, темной романтикой, наполненного энергией и ещё много чем и кем. Я ощущаю себя частью этой Силы, в этом пространстве я свой, там у меня есть друзья и союзники. А через осознание себя на тонких планах, приходит осознание своей роли, своего предназначения и пути в реальном мире. Так что я получаюсь ещё и своеобразным таким бодхисаттвой. :-) На могиле странствующего философа и поэта Григория Сковороды написано: "Мир долго пытался меня поймать, но так и не сумел". Надеюсь, что со мной этого тоже не случится. Когда-то я пел о том что мне не нравится, что мне мешает, а теперь пою наоборот о том, что люблю, во что верю, что помогает мне жить, сопротивляться, развиваться, двигаться вперед и я рад, что это оказывается созвучно и близко кому-то ещё.

Каков статус религии в России сегодня? У меня есть ощущение, что трудно критиковать православие в наше время, тем более, бороться за права ЛГБТ. Это удивительно для страны, которая познала 70 лет коммунистического правления, в котором религия была извращена.


Считаю, что за границей у многих людей сложилось не совсем верное представление о России. Оно часто далеко от истины и не всегда объективно. Во многом это искаженный стереотип. Отчасти это понятно, так как всё непохожее нередко вызывает настороженность и неприятие. Но так же нужно понимать и то, что Россия это огромная страна с богатейшей историей и самобытной национальной культурой. Как у любого великого государства на этом историческом пути не все однозначно, гладко и ровно. Большие вехи всегда даются большими усилиями и даже жертвами. 70 лет коммунизма это был исключительный период в мировом масштабе, колоссальный эксперимент. За это время было много трагического, но было и много хорошего. На тот момент роль религии в государственном масштабе сошла на нет, это было не ее время, но было время для чего-то другого.

В настоящем же, ситуация сильно изменилась. Статус религии прописан практически на государственном уровне, ее роль стала более активна и заметна, но в связи с этим появились и новые проблемы. Обострились отношения и разногласия людей на религиозной почве, активно и даже часто агрессивно себя ведут организации представляющие ортодоксальное христианство и мусульманство. Нередко с их стороны происходят разные прецеденты и провокации - запреты альтернативных концертов, погромы выставок авангардных художников и др. Это несомненно настораживает прогрессивную часть общества.

Многих музыкантов в России, кажется, привлекают национал-большевистские или евразийские идеологические движения. Что Вы думаете об этом?


Возможно это так, ввиду того, что многим творческим людям свойственны широкие жесты, патриотизм и другие душевные порывы. От себя лично могу сказать то, что группа "Система Безопасности" всегда была вне политики, не принимала участия не в каких политических акциях и я не состоял ни в каких политических партиях. Были попытки со стороны политических объединений привлечь нас на свою сторону, но мы четко давали понять, что нам не по пути и даже когда-то сделали несколько концертных программ "Против всех" и "Для своих", которые демонстрировали нашу аполитичность.
Думаю, что музыкант, как любая творческая личность в той или иной степени влияет на людей, к нему прислушиваются, доверяют, творчество и сцена это тоже своего рода трибуна и идущий посыл можно трактовать по разному. Поэтому автор должен быть беспристрастен во многих вопросах. Вообще я считаю политику грязным делом и частью, причем не лучшей, чуждого мне материального мира, поэтому не хочу иметь с ней никаких дел.

На альбомах "Волшебная лампа Осамы бен Ладена (2004) и "Нина, Венди Энн ... "(2005), Вы соответственно поется о Востоке и Западе, между тем утверждая, что оба могут сосуществовать вместе. Сейчас мы наблюдаем новый виток напряженности между Западом и Россией, подпитываемый лидерами с обеих сторон. Иногда кажется, что это новая холодная война. Каково Ваше мнения относительно этого тезиса?


Вопрос очень острый и актуальный. Да, в данный момент эта проблема действительно существует. Охлаждение отношений между Россией и Западом не может радовать. Мы живём в так называемую эпоху постмодернизма или даже пост-постмодернизма, которой свойственны деконструкция, разделение, дробление, отсутствие целостности и единых структур. Мы видим как отделяются государства, рушатся союзы, люди очень агрессивны, враждуя между собой, живя в огромных тесных мегаполисах, при этом остаются внутренне одинокими.

Это становится заметно даже в творчестве. Когда была актуальна рок-музыка, было единое рок-движение, рок нельзя играть одному, его можно играть с кем-то, поэтому собирались рок-группы. Дарк фолк это творчество увлеченных одиночек. Раньше у меня тоже был был коллектив, а теперь я выступаю, на всем играю и всё записываю один. Конечно теперь есть навык и опыт, да и технический прогресс увеличил творческие возможности и потенциал, но это не решает проблему одиночества, отчужденности как в локальном как так и больших масштабах.
Поэтому считаю, что у музыкантов, поэтов и других людей искусства, есть хорошая возможность, показать через творчество, что оно не знает не национальных, не языковых границ, что благодаря ему люди могут найти взаимопонимание. Народные национальные истоки культур это не повод разъединяться, а наоборот повод найти общее, установить диалог. Это одна из ключевых мыслей моей диссертации и научных публикаций.

Мы все в одной лодке и от всех зависит куда мы приплывем, проблемы одних, так или иначе затрагивают и других. Даже этот факт, что находясь так далеко, я даю интервью для вашего журнала, говорит о том, что единомышленники могут найти друг друга и им будет, что обсудить. Так что спасибо за возможность высказать свою позицию в важных вопросах. Желаю всем удачи и успехов на пути трансцендентного опыт!

Владимир (ВлаД) Доронин - Letzte Soldat Nord

29/12/2016, Xavier Kruth

Оригинал находится здесь